Мы часто видим в зарубежных кино и сериалах, как самые интересные и неожиданные вещи случаются в такси. Одни любимые персонажи выбегают на шумные авеню и ловят ярко-жёлтые машины, другие па ходу запрыгивают в иссиня-чёрные кэбы и едут навстречу новым приключениям. И все мы в этот момент мысленно с ними, на соседнем пассажирском сидении.

Но что если я почти ежедневно заказываю автомобиль, открываю дверь, водитель нажимает «Начать заказ» и начинает новую историю, где уже мы – главные персонажи?

_______________________________________________________________________________________________________________

Я очень тороплюсь и одеваюсь, пока спускаюсь по лестнице. Задача максимум – телепортироваться на другой конец города в течение получаса, минимум – попасть на шустрого таксиста. Найдя во дворе искомый автомобиль, я сажусь и всем видом показываю, как я опаздываю, но мой таксист – молодой парень, возрастом около 25 лет стартует едва я успеваю закрыть дверь. Мы пересекаемся взглядами через зеркало заднего вида и он, минуя пропасть из неловкого молчания, сразу заставляет меня забыть о том, какой важной я сейчас хотела показаться, оказавшись позади него.

Такси

— Ресницы тринадцатой длины?

Мне потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, о чём только что меня спросил этот молодой человек. И не знаю, что сбило с толку сильнее, — что мужчина спросил меня про длину моих нарощенных ресниц или что он практически попал в точку.

Очень часто мы не то, чтобы не хотим, — боимся, как бы наш водитель в такси не открыл рот и не стал жаловаться на разбитые дороги, низкую зарплату и неблагодарных клиентов, ненавязчиво намекая на то, что после поездки ты оставишь ему чаевых. Но тут всё изначально пошло не так. Передо мной сидел не угрюмый дядя, а едва ли не мой ровесник, который с легкостью оперирует косметическими терминами. Готова была биться об заклад – его девушка либо сама мастер по наращиванию (девочки, не забываем записываться на реснички по вкусным ценам, осталась пара местечек!), либо просто ежемесячно приходя домой доканывает парня «как тебе мои изменения?». Слава богу, что не поспорила – проиграла бы.

— Двенадцатой. Почти в точку.  Я и сама не заметила, как стала улыбаться.

— А ты не удивляйся так – я уже не обращаю внимание, как мгновенно мой собеседник перешел на «ты» — Покатаешься так, и не в таком научишься разбираться. Такие персонажи садятся порой…

— Много ездишь? – я уже начинаю активно участвовать в разговоре

— Да, деваться-то больше некуда. Что, дома что ли сидеть? Так я там поел, ну, телек посмотрел, спать лёг. Дальше-то что?

— Ну, а девушка там, друзья?

— Я расстался не так давно. А с друзьями вижусь, бывает. Но непривычно всё равно. Деть себя некуда.

 

«Несмотря на тот факт, что на острове Манхеттен живет больше восьми миллионов человек, иногда ты чувствуешь себя как одинокий моряк, потерпевший кораблекрушение».

Секс в большом городе.

 

Меньше суток назад я ехала с работы с коллегой и мы обсуждали хобби нашего общего знакомого. И в целом мы были рады за него и то, что его увлечение имеет чёткое направление, но каждый из нас, пусть и не говоря, подразумевал – всё это результат того, что человеку просто некуда деться после работы. Его не ждут дома.

— Я не понимаю, как это, Злат, правда. Это в двадцать лет круто жить одному в квартире, где можно разбрасывать носки и расшвыривать пустые пивные банки, не боясь выговора со стороны родителей. А сейчас мне тошно, понимаешь, физически, морально, когда я прихожу домой и там никого. У меня, вон, жена с младшей дочерью в больницу угодили, а старшую дочь сестра забрала на пару дней, так я ужинал час и не знал, куда деться. В итоге лёг спать.

И ты понимаешь его. От и до. Хоть у тебя нет жены и двух дочерей, и нет необходимости раскидывать стеклотару по дому. Тишина. Пустота. Каждый шаг отдаётся эхом, умножаемым стенами квартиры. Свет горит лишь в одной комнате, под одеялом холодно, а сама постель кажется непропорционально огромной тебе одному. И так день за днём, неделя за неделей. Ни один «временный» человек, который остаётся с тобой ночевать раз в неделю, не сравнится и на долю с тем, кто будет встречать тебя на кухне ежевечерне. Мы не можем без социума, нам тяжело оставаться один на один, когда никто не может тебя отвлечь от мыслей, что разъедают тебя изнутри. И с каждым годом гул этой карусели отдаётся всё громче.

Считается, что мужчины проще переносят одиночество. Врут. У одиночества нет гендерных предпочтений. Оно одно на всех.

Просто каждый сам выбирает, как с ним уживаться: работать до глубокой ночи 24/7, чтобы приходить домой и автоматически отключаться при касании с постелью или же пропадать сутками в кафе и ресторанах, на квартирах друзей и на мероприятиях. И даже век цифровых технологий не научился решать эту сугубо психологическую проблему.

К тридцати годам мы перестаём быть детьми и подростками (конечно, есть и исключения), мы спокойно воспринимаем мысль о своей квартире, своей семье, своих детях. Всё это перестаёт быть цветными баннерами, что мы видим ежедневно вдоль дороги как навязчивую рекламу. Мы наигрываемся в «независимых и взрослых», становясь ими на самом деле. И тут перед нами открываются истины, что талдычат с детства: дом – это твоя опора, семья – твоя поддержка и стимул. И вдруг остро начинает хотеться, чтобы так и было. Конечно, он и сам может постирать свою одежду или на крайний случай, отвезти маме и забрать уже чистое и поглаженное, да и она может учиться варить супы 7 разными рецептами просто для себя. Но в глубине каждый мечтает, чтобы утром ещё тёплую от утюга рубашку ему отдали её руки, а вечером за ужином её суп похвалил он сам.

— В молодости большинство из нас, мужиков, привлекает физический интерес, общность развлечения. Но вот потом, по прошествии времени ты понимаешь, что выбираешь себе рядом человека даже не для постели, а для жизни. Да, у тебя остаются друзья, но со своей женой ты становишься лучшими друзьями, самыми близкими соратниками, кому расскажешь то, что другим нет. По крайней мере так должно быть.

_________________________________________________________________________________________________________________

Не стоит забывать, что есть те, кому действительно оставаться одиночкой проще и легче, ровно как существуют и другие, научившиеся принимать свой пустой дом как само собой разумеющееся, но это скорее отдельно взятый сбой в системе, отклонение от правила. В детстве-юности мы живём с родителями, вырастая – снимаем жильё с друзьями или вторыми половинками, становясь ещё старше – покупаем квартиру совместно с мужем и женой. И как бы это не было грустно признать – оставаться одним нам страшно и дело не в монстрах под кроватью по ночам, дело в чудовищах в наших головах, от которых спасают только разговоры, объятия и чей-то шум в соседней комнате.

Такси

— Ну что, где ты там работаешь? Я завтра это, приеду, ты жди. С цветами, в кино пойдём или что там ещё делают? – голос парня возвращает меня обратно в салон автомобиля. Я оглядываюсь и понимаю, что подъезжаю к конечной точке.

— Конечно, буду. Хорошего дня тебе, спасибо – я выхожу из машины и думаю лишь об одном, — кто учит молодых людей так бездарно привлекать внимание?

Но мне кажется, я ещё найду ответ и на этот вопрос, осталось дождаться, когда на обратном пути агрегатор такси сообщит, что мой водитель подъезжает, и я открою дверь и сяду позади него.

 

Вам понравится