Открываются двери Планетария. Заходят дети с родителями или друзьями. Все нарядные, причесанные, в парадной одежде, ведь сегодня они пришли на елку, на спектакль про собак или олененка Бэмби. В холле их встречает забавный снеговик с ярко-красными щеками, Баба Яга поет им песенку, Маленький Принц знакомит их с лисом, Ассоль поет песню о долгожданном Грее… Так обычно проходят представления в театральной студии «Зазеркалье», площадкой которой служит нижегородский Планетарий. Но в этот раз здесь что-то новое.


В конце февраля  в студии состоялась премьера: впервые за всю историю существования театра ребята сами поставили то, что близко именно им в их юном возрасте,  — спектакль про первую любовь по драме Михаила Рощина «Валентин и Валентина». Пьесу выбирала одна из актрис студии – Таня Тенькова, которая занимается в студии уже почти 8 лет. Она же до предпремьерного показа разбирала постановку, распределяла роли, в общем, представляла свое современное видение этой советской драмы. Перед премьерой, конечно, помогли более опытные режиссеры и педагоги по актерскому мастерству. Образы стали более яркими и убедительными, мизансцены более точными и интересными.

К премьере ребята готовились несколько месяцев. За это время успели поссориться, помириться, собрать все декорации, изображающие быт 80-х годов прошлого века, найти музыку. Все переживали, нервничали – еще бы, раньше ребятам не приходилось играть серьезную драму о семейных отношениях, о любви, конфликте поколений. Нужно было буквально перенастроить образ мысли, копнуть глубоко – в самую собственную душу.

На входе в костюмерку меня встречают изведенные нервами ребятам. «У нас ничего не готово, я боюсь, ничего не выйдет», — говорит мне Таня. Раскрою эту карту заранее: Таня была не права. Небольшой зал, отведенный «Зазеркалью» Планетарием, уже полон зрителей. На сцене декорации: полупрозрачные занавески с нарисованным на них китом, зеркало со столиком и вешалкой для верхней одежды, старые стулья, стремянка, подвешенная над ней лампочка Ильича, старый телефон, радиоприемник, часы с кукушкой, старые книги – столь милые и пропахшие нафталином вещи из квартир наших бабуль, где еще остался этот пыльно-теплый дух позднего Советского Союза.

Сюжет пьесы, казалось бы, прост: любовь двух главных героев – Валентина и Валентины (которую домашние называют Алей), которой мешают родители, чужие мнения, бытовые проблемы и прочие неурядицы, с которыми сталкиваются молодые пары. Но в спектакле отнюдь не две основных роли, а остальные – лишь вспомогательные. У каждого из персонажей своя история любви – несчастной любви. Оба ребенка живут в семьях без отцов: мать Вали – проводница, его отец умер, а мать Али давит на дочь, пытаясь не допустить несчастья, которое постигло ее – от нее муж ушел. Старшая сестра девушки – Женя – хоть и молода, но уже успела развестись, потому что испытывала чувства не к мужу, а к своему давнему возлюбленному. На одну из вечеринок она приводит Алю, где та знакомится с Гусевым: он моряк дальнего плавания, всегда при деньгах, у него шикарная квартира, огромная библиотека, но нет самого главного – любви. Любви нет и у лучшей подруги Валентина – тусовщицы Дины, которая ставит у себя дома пластинки зарубежных исполнителей, коллекционирует автографы популярных певцов и ездит с друзьями отдыхать на юг. Счастливой и взаимной любви в спектакле нет ни у кого, кроме главных героев – а страдать от окружающих вынуждены почему-то именно они.

Почти два часа зрители провели в гипнотическом молчании. На одном из самых острых моментов две девушки, сидевших позади меня, расплакались. Плакали и многие родители игравших ребят. Плакали и сами актеры.

Для каждого из них роль в этом спектакле была своеобразным монологом. В каждом слове чувствовалось желание быть понятым и услышанным. Ведь как в спектакле, так и в жизни: те проблемы, которые кажутся молодым людям серьезными и жизненно важными, с точки зрения старших почему-то бессмысленны и мелочны.

«Для меня в постановке вот какой посыл: часто мы боимся поделиться собственными чувствами и
эмоциями потому, что окружающие могут назвать нас попросту дураками. Все одиноки в своих чувствах.  И поэтому очень часто люди строят из себя заумных сухарей и делают вид, что они чувствуют гораздо меньше, чем есть на самом деле. Они говорят, что любовь — это ерунда. У нас спектакль с того и начинается: со слов, что глупо посвящать этому чувству книги, фильмы, песни, что угодно.

Я думаю, что
человек должен жить чувствами и не стесняться этого, не считать, что он умнее собственной любви. Такое бесчувственное общество — бесчеловечно. На одном разуме далеко не уедешь. Это может убить настоящую любовь.

Главная героиня начинает искать логические доводы, почему они не могут быть вместе. А герою все равно: он готов институт бросить, работу получить, потому что Аля — смысл его
жизни. Аргументы ее страха: нам будет нечего есть, нам будет негде и не на что жить. Но такие вопросы логичны, потому что им все-таки нет и двадцати. Но, мне кажется, стоит совершать не совсем рациональные вещи ради любви. И второй момент: мы все можем о чем-то долго и много говорить, ну, в нашем возрасте, но когда дело доходит до поступков, все сливаются. Мы умные, начитанные, очень много гордимся тем, что мы читаем книжки. Но при этом мы инфантильны и не способны на поступки, не можем переломить жизнь для чего-то стоящего, поменять принципы, принять любовь — потому, что это «глупо» и страшно», — делится начинающий режиссер.

Постановку Таня разделила на два пласта: сюжетный и внесюжетный: ребята играли одновременно и героев пьесы, и самих себя. Проще говоря: в определенных сценах они играли не конкретного человека, а состояние, в котором он находится. Вместо названия «Валентин и Валентина» Таня выбрала простое и короткое – «Юность» (название пока что рабочее). «Я хотела поставить спектакль не про конкретных людей, а про то, чем живут и дышат мои сверстники, что они чувствуют и что сами же эти чувства ругают. Такая вот она – наша юность», — поясняет Таня. Поэтому во внесюжетном плане главная героиня была одета в черную толстовку с надписью «Юность», а ее мать, конфликт с которой и был одним из двигателей сюжета, в футболку «Горе». Получился наглядный конфликт Юности и Горя, где победила в итоге, конечно же, Юность.

Переход к драме дался нелегко. Многим приходилось играть ровесников своих родителей, хотя в плане зрительского восприятия этот возрастной контраст уравновесил волшебный внесюжетный план. В нем  не чувствовался ни возраст героев, ни возраст актеров – все было завязано лишь на эмоциях и диалогах. Их задачей было не сыграть так, как будто у них этот опыт есть, а так, как они это чувствуют.

Сама Таня играла мать Али – ту, конфликт с которой — основополагающий и накипает и накипает с течением действия. «Играть было очень сложно. Но я ее (героиню) понимаю в основных моментах. Например, когда она делает Але выговор за то, что та обнималась с Валентином в метро, потому что боялась, как бы кто что-то плохое про них не подумал. Но я все-таки не мать. Хотя, мне кажется, я бы себя так же вела. Но самое главное, почему она не хочет, чтобы ее дочь любила того, кого хочет: мать не хочет допустить ошибок. Она не хочет, чтобы ее дочери было так же больно, как ей самой. Боль родных еще хуже, чем своя собственная. Эту маму когда-то переломило, мир оказался не таким светлым, все рассеялось, как в тумане, и она осознала свое одиночество. И поэтому теперь никому кругом не верит», — говорит Таня.

Настя Сарычева в театре всего несколько месяцев и уже получила главную роль. Таня упорно не видела Валентину ни в ком, кроме Насти. Поэтому молодой актрисе пришлось учиться с нуля тому, что остальные ребята умеют чуть ли с самых пеленок. И, надо сказать, Настя вполне успешно справилась со своей задачей.

«Почему мне дали главную роль… Это было неожиданно. Таня сказала, что ей было бы интересно посмотреть, какой я человек. Чтобы я именно раскрылась на сцене. И вообще я не считаю эту роль главной. Там все главные. Просто почему-то так было решено – что вот есть Валентина, и она главная. Но мне так не кажется. Героиня странная. Я ее не всегда понимаю. То есть, я, наверное, ни разу так не влюблялась, как она, да и с мамой у меня таких проблем  не было. И в некоторых ситуациях она нелогично поступает… Я понимаю, что никогда бы так не подумала. Но в некоторых – наоборот. Я прямо себя вижу», — улыбается Настя.

Наталья Владимировна Пьянова, художественный руководитель театра, признается, что давно мечтала о молодежной труппе, у которой был бы свой репертуар и которая трудилась бы наравне со взрослыми артистами. Но это связано не только с постановкой Тани. В театр стали возвращаться ребята, которые давно выросли, получили профессии, но захотели обратно. Этот год она называет переломным для «Зазеркалья», и работа Таня сыграла в этом не последнюю роль. Материал «Юности» показался Наталье Владимировне интересным: ведь Таня взяла текст не целиком, а многое убрала и переработала, да еще и удачно подобрала музыку для оформления (в спектакле звучат песни Pixies, Кино, Земфиры, Валентина Стрыкало и других).

Эта работа – очередной шаг Тани на пути к мечте: она хочет стать театральным режиссером. Сразу после школы поступить у нее не получилось. Да это и не беда – на режиссерские факультеты, например, вообще не берут «слишком молодых», по мнению приемной комиссии, абитуриентов.  Режиссер – это звание, которое нужно заслужить, — так говорит Наталья Владимировна и Таня наверняка придерживается той же позиции. «Кроме того, — говорит руководитель «Зазеркалья», — режиссер должен знать и чувствовать материал, понимать и чувствовать артиста, понимать и чувствовать жизнь в разных ее проявлениях. Режиссер должен быть мудр как змей и одновременно прост как голубь. Поставить какую-то сценку можно и в школе, а вот быть режиссером – это миссия. Поэтому-то театр – это служение. Если человек ставит свой спектакль, он должен понимать, что именно он хочет сказать зрителю и на что он хочет зрителя вдохновить. Поэтому в нашем театре в спектаклях всегда только положительный финал».

Спектакль «Юность» утвержден в репертуар театра «Зазеркалье», но ребятам предстоит доработать его перед показом на широкую публику. Детская труппа официально стала молодежной. Ребята сумели показать свои чувства перед зрителем, и зритель их принял. После просмотра этой постановки невольно возникает мысль:

«Почему ты всего этого не чувствуешь? Не раздумывай. Ощущай».


«Юность» пока еще «работает» в режиме закрытого показа, но по утверждении в репертуар студии на него можно будет купить билеты. Для всех, кто неравнодушен к трогательным и необычным интерпретациям драмы, уютной и почти домашней атмосфере в театре, «Юность» точно достойна внимания.

Вам понравится